• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:26 

Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:44 

Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:50 

Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:00 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:08 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:28 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:41 

Here we are with your obsession.
Ты пошёл войной на мой безумно дивный чудный город.

Я все ещё не могу оправиться от новости о взрыве в питерском метро. До сих пор слезы наворачиваются.
И дело не в людях, как бы негуманно это ни звучало. Ну, в них тоже, точнее, но скорее второстепенно.
Первостепенно - это страх за мой любимый город. Знаете, как будто кто-то пришёл и начал рушить моё святое место. Моё неприкосновенное, интимное, родное. Самое глубинное, любимое, я ведь говорила, что Питер я воспринимаю как нечто одушевленное, как любовника, как часть себя. Это какая-то ненормальная любовь к городу.
И на моих глазах моему любимому городу делают больно, разрушают его часть, его пелену застывшего спокойствия, забвения, которое я так люблю. И люди - это прежде всего дети этого города, и их обижают, их пугают и убивают. И во мне просыпается остервенелая ненависть от собственного бессилия. Я никак не могу его защитить, никак. И это вводит в отчаяние.
И случись это в Москве, я бы реагировала по-другому, я уверена. Потому что в Москве часто что-то случается, это столица, это входит в какие-то столичные бедствия, страшные, но более ожидаемые что ли. А тут - под дых.
Не трогайте мой город, мрази. Только не Питер.

17:58 

Here we are with your obsession.
Волей случая вернулась к своей музыке 2013 года. Переосмысливаю песни, которые слушала в 16. Марсы вот, например. У Лето, оказывается, песни, над которыми прям задумываешься. Та же песня Hurricane, в честь которой я когда-то назвала этот дневник.

No matter how many deaths that I die I will never forget
No matter how many lives that I live, I will never regret
There is a fire inside of this heart
And a riot about to explode into flames
Where is your God? Where is your God? Where is your God?
***
Tell me would you kill to save a life?
Tell me would you kill to prove you're right?
Crash, crash, burn, let it all burn
This hurricane's chasing us all underground

Помню, как мы шли с Ульяной с Максидрома в июне 2013, тогда как раз марсы приезжали, шли в толпе и пели песни марсов хором. Так хорошо это помню, так здорово было. И пусть был адски жаркий день, и мы стояли в толпе около 7 часов, и все кеды были в месиве из грязи, я была счастлива.

Мама говорит, что от меня нет никакой отдачи. А я так привыкла быть сама по себе, жить одна, вне какой-то постоянной компании, день ото дня ночевать в разных местах, что неделя с семьей, с одними и теми же людьми в одном узком пространстве - это сложно. Чем старше я становлюсь, тем сложнее найти человека, с которым я буду уживаться в одном помещении на протяжении долгого времени.
Вообще если в целом описать поездку - было хорошо. Пик совершенства был в пятницу, когда я просто на несколько часов умотала в город на поиски маяка. Маяки нашла, несколько, но тот, к которому хотела, оказался слишком далеко, а мне еще надо было обратно возвращаться, так что пришлось это отложить до неопределенного будущего. Впрочем, я ничего не потеряла - оказалась на безлюдном пляже наедине с морем и чайками. Как было хорошо! Одна женщина, появившаяся вдруг на этом пляже, рассказала мне, что там, где чайки - там дельфины. Они часто приплывают к самому берегу и блещут своими серебряными спинами. Все это звучало как красивая сказка, пока в метрах 15 от берега я не увидела одного. Может, померещилось, но я даже вскрикнула от восторга. И залитое закатным солнцем море, и крик чаек, и совсем, совсем никого вокруг! Сидела бы там часами. Но позвонила мама, сказала возвращаться. А ехать обратно около часа на велике на нормальной скорости.
Решила обратно пешком пройтись вдоль побережья до ближайшего съезда на набережную. В итоге наткнулась на узенькую горную речку около полуметра глубиной, но на велике никак не переехать. Подумала-подумала, сняла кеды и пошла вброд. Такой восторг! Вода ледяная, правда. Но я потом втопила в сторону родителей на велике, так что согрелась. Иногда я думаю, что было бы круто жить между горами и морем. Но сочи как город меня не радует. Все-таки пока Москва самая идеальная для рабочего настроя и ежедневной жизни.
В это путешествие я набралась картинок для снов и погружения в сон.
Ну и на лыжи подсела еще крепче, конечно. Горы там такие, что дух захватывает. Несешься с максимально возможной для твоих ног скоростью и сердце в горле стучит, а вокруг скалы, и трассы такие узкие-узкие! В такие моменты хочется жить сильнее, чем где бы то ни было.
А вечера какие чудные были! Игорь разбавлял мое общение с семьей, поил пивом изредка и рассказывал о буднях сноубордиста-фрирайдера. Очень приятный мальчик, хорошо с ним было у камина сидеть допоздна. Кстати, первый в моей жизни учитель физкультуры по образованию, с которым мне интересно разговаривать. Я бы даже с ним в Москве встретилась, но это посмотрим, я не уверена, что до этого дойдет, если честно. Это скорее типичное курортное знакомство (в этот раз даже без поцелуев!), которое на курорте же и заканчивается.
Очень много всего в Москве меня ждет. С Олей надо разобраться, ибо все настолько непонятно и подвешено, что я все еще думаю, стоит с ней что-то делать или нет. То есть она-то вроде да, но как-то энтузиазма не вижу. Да и сама не знаю, что я испытываю к ней. Потому что ну девочка с диким ветром в башке, бывшей, с которой она катится в Казань в апреле, плюс парочка девочек, с которыми она спит регулярно. Хер знает, надо ли оно мне это.
К Сереже в Химки смотаться тоже надо, хочу нежности и секса. Я знаю, что он скучает. Мой милый мальчик.
Плюс надо еще друзей перевидать. Прям горит-горит, я соскучилась.
Ну и учеба, само собой. До-ху-я учебы.
В общем, отдохнула я просто от души. Это вот все, что я сейчас написала - это дай бог 1/5 впечатлений. Но уже хоть что-то обозримое)

12:15 

Here we are with your obsession.
Какая-то я токсичная.
Вчера разболелась в дороге, до сих пор пытаюсь прийти в себя. Пока не понятно, насколько все это серьезно, но вчера вечером было 38.4, есть до сих пор не решаюсь нормально.
Я будто в легком бреду постоянном пребываю.
Пальцы двигаются с трудом, организм скашивает в сон, хотя я проспала за последние сутки около 12 часов.
Пытаюсь справиться с раздражением ко всему, что меня окружает. От семьи очень устала. От маминого ворчания и упреков, от катиного чрезмерного внимания ко всему, что я делаю. Передоз.
Видимо, пока я физически в себя не приду, не смогу переварить путешествие. Потому что сейчас только понимание, что лучше ничего в таком состоянии не переваривать, свои же воспоминания испорчу.
Завтра в универ, я просто пиздец. Курсач должна была сдать 27 числа. Так вот, я еще даже не садилась.

05:49 

Here we are with your obsession.
Влюбляюсь просто в ноль.
Знаю человека сутки и готова просто нырять с головой. Дрожу как осиновый лист и не могу спать.
Пожалуйста, пусть все сбудется.

00:14 

Here we are with your obsession.
Упилась-напилась
Сегодня покорила розу пик - 2300 на уровнем моря.
Очень вымоталась за день. В восторге от гор, прямо дух захватывает. Сложно что-то об этом сказать - на это надо смотреть.
Такое солнце сегодня чудное было!
А вечером шашлык и стол всяких вкусностей для всего нашего гостевого дома - хозяйка осетинка решила собрать всех, чтобы отпраздновать конец горнолыжного сезона. Мальчик Игорь прекрасен, глаза у него совершенно чудные.
Оля пишет. Говорит, что ее надо забирать, ибо она влюбчивая до ужаса.
Очень сложно писать и вообще существовать где-то, помимо этого горного ущелья, в котором находится красная поляна.
Не хочу ни о чем думать больше.
Если честно, писать настроения нет никакого. Я снова очень сильно хочу спать.
Время смотреть сны.

00:50 

Here we are with your obsession.
Пишу все в основном на бумаге.
В целом - катаемся много, я в восторге от трасс, каждый день выматываюсь так, что валюсь с ног и засыпаю в 12 спокойно.
В горах нахожусь в постоянном трансе, пытаюсь сбежать от людей подальше и побольше проводить время в одиночестве. Пока получается с трудом, ибо родители всегда рядом.

23:12 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:22 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:42 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:25 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:43 

Here we are with your obsession.
Моя инопланетянка
Смотрит в упор
Будто немного мне в укор,
Что я с этой планеты.
Горит уголек сигареты,
И я своими пьяными зрачками
Пытаюсь выдать какой-то успокаивающий итог,
Пока я чувствую между нами ток,
Как проводник, кричащий о моей к ней любви голосами
Непрочитанных строк.
Я слишком бухая, чтобы печатать.
Я не знаю, как умудряюсь не плакать,
Когда слушаю ее речи
О вечном одиночестве и встрече,
Которой не суждено сбыться.
Она - особого полета птица,
Закинутая в этот мир случайно,
А я пытаюсь отчаянно
Помочь ей приспособиться к этой жизни,
Она слушает вдумчиво мои мысли
И кивает головой,
Зная,
Что я, каждый день за нее умирая,
Все же не удержу ее живой.

23:20 

Here we are with your obsession.
Аккордами бьет весна
По струнам моей любви,
Пальцы втопляя в рояль.
Я сегодня гуляла на
Улице, где фонари
Кутают светом в шаль.
Тепло.
Внешней музыке назло
Мальчик внутренно терзает фортепиано.
Его щуплое тело
Раскачивается в такт умело,
Ударяя по клавишам рьяно.
Приглушенный свет.
Меркнет все, кроме музыки вальса.
Я прошу еще, он в ответ
Улыбается и разминает пальцы.
Играет менуэт.
Кофе пахнет. В голове возникла картина,
Как кисейная барышня в кринолинах
Танцует с гусаром, говорящим ей на ухо, что неплохо разбирается в винах,
Приглашает ее отужинать завтра в вечер,
Она краснеет и, опираясь на его плечи,
Выписывает несложный пируэт,
Вздымает горячую грудь, наклоняет голову вбок
(как она чувственна и молода!)
И одними губами произносит "да".
Романтика шьет мою жизнь нитками поперёк,
Помогая срастись полученным некогда ранам.
Мальчик вдруг возникает рядом,
Достает из кармана колоду карт,
Смотрит мне смело прямо в глаза
И легким движением рук
Превращает в моей ладони четверку пик в червонного туза,
Я смеюсь, как ребёнок, он повторяет трюк,
Общий гомон насквозь разрывает звук
Кофемолки за барной стойкой.
Мальчик тянет мне задуманную мной шестерку,
Говорит, теперь поиграем в гипноз,
Я щелкну пальцами, а ты почувствуешь запах волос
Любимой женщины. Только
Опусти веки ровно настолько,
Чтоб очутиться в полной темноте.
Видишь лестицу - внизу та,
Чье имя - твоя слабость и красота,
Кого по ночам зовешь, засыпая на левой щеке,
Беги к ней, вожмись самым сердцем ей в грудь,
Захлебнись в ней так, чтобы утонуть,
Но успей пока лестница не оборвется.
Я бегу, что есть мочи, и мне остается
Четыре ступени. Но тут
Щелк! И лестницы нет, меня не ждут.


Напротив густые мальчишеские зрачки
Беспокойно уперлись в мое лицо.
Я хочу закричать,
Он считает до десяти.
Говорит, вот и фокус - в горсти
Твой уставший от рыка язык.
Не сможешь и слова произнести.
Назови мне свое имя.
Я пытаюсь выдавить из себя
Слово, связками скребя,
Но выходит только стон.
Он смотрит спокойно, почти любя,
Щелкает пальцами громко у плеча,
Возвращает мой голос, вынимая в замен из меня
Восхищенный тон.
Утирает мне слезы нежно,
Превращая небрежно
Мою измученную четверку пик
В нового туза червей.
Чародей.
Обещал, что будет мою грусть
Топить в чтении стихов наизусть
И карточных фокусах
Пусть.

00:39 

Here we are with your obsession.
Мои ноги держат груз осиротевшего тела,
Икры напряжены до предела,
А пальцы не чувствуют сигарету
И тепло переполненного троллейбуса.
Полная девушка смотрит на себя в окно,
Себе в глаза, как в кино.
Хотя разочарована давно
В своём пустом безрадостном существовании,
Она наверняка надеется, что случится мужчина, чье в любви признание
Переплюнет пушкинскую Татьяну.
По весне я иду отчаянно пьяный,
Топчу плитку столицы уверенным каблуком,
Кошки-женщины в мыслях,
А дома - бутылка виски,
И хоть я виски всегда предпочту ром,
Я приду, выпью залпом стакан,
В голове вечно молод, на деле - вечно пьян,
Открою тетрадь, начертаю своим пером
В виде черной гелевой ручки
Очередной свой недостишок,
Слабо оцененный редкой публикой,
Повергнутой в шок
Моим целым сердцем, некогда стертым в порошок,
Залеченным пивом в кафе "республика".
Вот моя станция.
Сегодня снова кочую -
На матрасе с видом на небо ночую.
Здесь меня поят черным кофе
И кормят самой вкусной курицей.
Здесь меня греют объятиями и показывают фильмы кустурицы,
А по ночам выводят гулять на улицу,
Чтоб дойти до набережной и нырнуть в московский рассвет,
Здесь меня любят и ждут,
А любимая моя, кстати, нет,
Впрочем, просит меня любить ее безответно и звонить иногда,
Особенно, если случится беда,
Чтобы она приехала и помогла.
Но я молчу, со всем справляюсь сама,
Веду себя с мужчинами уверенно и властно.
Здесь дадут вдохновение и сигарет,
А ещё подушку и водки, чтобы спалось сладко,
Чтоб писала стихи и не грустила часто.

00:41 

Here we are with your obsession.
Набросок

Моя рука хватает её пальцы,
Тащу её к своей холодной коже,
Вжимаю её лоб
В свой висок,
Кружу ей голову в ритме Московского вальса,
А сердце завожу под ритм сальсы.
Она входит в резонанс,
А я ухожу в декаданс.
Я сыплю ей в ладонь
Крошки греческого печенья
И лепестки моей белой увядшей розы.
Она просит, мол, мою свободу не тронь,
Собирает бережно остатки моего цветения
И хранит их на память вместе с фотографиями,
Где я,
Нервы её не щадя,
Бросаюсь в весенние воды,
Пахнущие извращенным сексом и женщинами разной породы.
Она знает последствия мартовской погоды.
Она не скоро простит,
Поймёт так вообще через годы,
Но пройдёт 2 дня
И она перед всеми
Оправдает меня.

Hurricane

главная