05:49 

Here we are with your obsession.
Влюбляюсь просто в ноль.
Знаю человека сутки и готова просто нырять с головой. Дрожу как осиновый лист и не могу спать.
Пожалуйста, пусть все сбудется.

00:14 

Here we are with your obsession.
Упилась-напилась
Сегодня покорила розу пик - 2300 на уровнем моря.
Очень вымоталась за день. В восторге от гор, прямо дух захватывает. Сложно что-то об этом сказать - на это надо смотреть.
Такое солнце сегодня чудное было!
А вечером шашлык и стол всяких вкусностей для всего нашего гостевого дома - хозяйка осетинка решила собрать всех, чтобы отпраздновать конец горнолыжного сезона. Мальчик Игорь прекрасен, глаза у него совершенно чудные.
Оля пишет. Говорит, что ее надо забирать, ибо она влюбчивая до ужаса.
Очень сложно писать и вообще существовать где-то, помимо этого горного ущелья, в котором находится красная поляна.
Не хочу ни о чем думать больше.
Если честно, писать настроения нет никакого. Я снова очень сильно хочу спать.
Время смотреть сны.

00:50 

Here we are with your obsession.
Пишу все в основном на бумаге.
В целом - катаемся много, я в восторге от трасс, каждый день выматываюсь так, что валюсь с ног и засыпаю в 12 спокойно.
В горах нахожусь в постоянном трансе, пытаюсь сбежать от людей подальше и побольше проводить время в одиночестве. Пока получается с трудом, ибо родители всегда рядом.

23:12 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:22 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:42 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:25 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:43 

Here we are with your obsession.
Моя инопланетянка
Смотрит в упор
Будто немного мне в укор,
Что я с этой планеты.
Горит уголек сигареты,
И я своими пьяными зрачками
Пытаюсь выдать какой-то успокаивающий итог,
Пока я чувствую между нами ток,
Как проводник, кричащий о моей к ней любви голосами
Непрочитанных строк.
Я слишком бухая, чтобы печатать.
Я не знаю, как умудряюсь не плакать,
Когда слушаю ее речи
О вечном одиночестве и встрече,
Которой не суждено сбыться.
Она - особого полета птица,
Закинутая в этот мир случайно,
А я пытаюсь отчаянно
Помочь ей приспособиться к этой жизни,
Она слушает вдумчиво мои мысли
И кивает головой,
Зная,
Что я, каждый день за нее умирая,
Все же не удержу ее живой.

23:20 

Here we are with your obsession.
Аккордами бьет весна
По струнам моей любви,
Пальцы втопляя в рояль.
Я сегодня гуляла на
Улице, где фонари
Кутают светом в шаль.
Тепло.
Внешней музыке назло
Мальчик внутренно терзает фортепиано.
Его щуплое тело
Раскачивается в такт умело,
Ударяя по клавишам рьяно.
Приглушенный свет.
Меркнет все, кроме музыки вальса.
Я прошу еще, он в ответ
Улыбается и разминает пальцы.
Играет менуэт.
Кофе пахнет. В голове возникла картина,
Как кисейная барышня в кринолинах
Танцует с гусаром, говорящим ей на ухо, что неплохо разбирается в винах,
Приглашает ее отужинать завтра в вечер,
Она краснеет и, опираясь на его плечи,
Выписывает несложный пируэт,
Вздымает горячую грудь, наклоняет голову вбок
(как она чувственна и молода!)
И одними губами произносит "да".
Романтика шьет мою жизнь нитками поперёк,
Помогая срастись полученным некогда ранам.
Мальчик вдруг возникает рядом,
Достает из кармана колоду карт,
Смотрит мне смело прямо в глаза
И легким движением рук
Превращает в моей ладони четверку пик в червонного туза,
Я смеюсь, как ребёнок, он повторяет трюк,
Общий гомон насквозь разрывает звук
Кофемолки за барной стойкой.
Мальчик тянет мне задуманную мной шестерку,
Говорит, теперь поиграем в гипноз,
Я щелкну пальцами, а ты почувствуешь запах волос
Любимой женщины. Только
Опусти веки ровно настолько,
Чтоб очутиться в полной темноте.
Видишь лестицу - внизу та,
Чье имя - твоя слабость и красота,
Кого по ночам зовешь, засыпая на левой щеке,
Беги к ней, вожмись самым сердцем ей в грудь,
Захлебнись в ней так, чтобы утонуть,
Но успей пока лестница не оборвется.
Я бегу, что есть мочи, и мне остается
Четыре ступени. Но тут
Щелк! И лестницы нет, меня не ждут.


Напротив густые мальчишеские зрачки
Беспокойно уперлись в мое лицо.
Я хочу закричать,
Он считает до десяти.
Говорит, вот и фокус - в горсти
Твой уставший от рыка язык.
Не сможешь и слова произнести.
Назови мне свое имя.
Я пытаюсь выдавить из себя
Слово, связками скребя,
Но выходит только стон.
Он смотрит спокойно, почти любя,
Щелкает пальцами громко у плеча,
Возвращает мой голос, вынимая в замен из меня
Восхищенный тон.
Утирает мне слезы нежно,
Превращая небрежно
Мою измученную четверку пик
В нового туза червей.
Чародей.
Обещал, что будет мою грусть
Топить в чтении стихов наизусть
И карточных фокусах
Пусть.

00:39 

Here we are with your obsession.
Мои ноги держат груз осиротевшего тела,
Икры напряжены до предела,
А пальцы не чувствуют сигарету
И тепло переполненного троллейбуса.
Полная девушка смотрит на себя в окно,
Себе в глаза, как в кино.
Хотя разочарована давно
В своём пустом безрадостном существовании,
Она наверняка надеется, что случится мужчина, чье в любви признание
Переплюнет пушкинскую Татьяну.
По весне я иду отчаянно пьяный,
Топчу плитку столицы уверенным каблуком,
Кошки-женщины в мыслях,
А дома - бутылка виски,
И хоть я виски всегда предпочту ром,
Я приду, выпью залпом стакан,
В голове вечно молод, на деле - вечно пьян,
Открою тетрадь, начертаю своим пером
В виде черной гелевой ручки
Очередной свой недостишок,
Слабо оцененный редкой публикой,
Повергнутой в шок
Моим целым сердцем, некогда стертым в порошок,
Залеченным пивом в кафе "республика".
Вот моя станция.
Сегодня снова кочую -
На матрасе с видом на небо ночую.
Здесь меня поят черным кофе
И кормят самой вкусной курицей.
Здесь меня греют объятиями и показывают фильмы кустурицы,
А по ночам выводят гулять на улицу,
Чтоб дойти до набережной и нырнуть в московский рассвет,
Здесь меня любят и ждут,
А любимая моя, кстати, нет,
Впрочем, просит меня любить ее безответно и звонить иногда,
Особенно, если случится беда,
Чтобы она приехала и помогла.
Но я молчу, со всем справляюсь сама,
Веду себя с мужчинами уверенно и властно.
Здесь дадут вдохновение и сигарет,
А ещё подушку и водки, чтобы спалось сладко,
Чтоб писала стихи и не грустила часто.

00:41 

Here we are with your obsession.
Набросок

Моя рука хватает её пальцы,
Тащу её к своей холодной коже,
Вжимаю её лоб
В свой висок,
Кружу ей голову в ритме Московского вальса,
А сердце завожу под ритм сальсы.
Она входит в резонанс,
А я ухожу в декаданс.
Я сыплю ей в ладонь
Крошки греческого печенья
И лепестки моей белой увядшей розы.
Она просит, мол, мою свободу не тронь,
Собирает бережно остатки моего цветения
И хранит их на память вместе с фотографиями,
Где я,
Нервы её не щадя,
Бросаюсь в весенние воды,
Пахнущие извращенным сексом и женщинами разной породы.
Она знает последствия мартовской погоды.
Она не скоро простит,
Поймёт так вообще через годы,
Но пройдёт 2 дня
И она перед всеми
Оправдает меня.

20:41 

Here we are with your obsession.
Ты пошёл войной на мой безумно дивный чудный город.

Я все ещё не могу оправиться от новости о взрыве в питерском метро. До сих пор слезы наворачиваются.
И дело не в людях, как бы негуманно это ни звучало. Ну, в них тоже, точнее, но скорее второстепенно.
Первостепенно - это страх за мой любимый город. Знаете, как будто кто-то пришёл и начал рушить моё святое место. Моё неприкосновенное, интимное, родное. Самое глубинное, любимое, я ведь говорила, что Питер я воспринимаю как нечто одушевленное, как любовника, как часть себя. Это какая-то ненормальная любовь к городу.
И на моих глазах моему любимому городу делают больно, разрушают его часть, его пелену застывшего спокойствия, забвения, которое я так люблю. И люди - это прежде всего дети этого города, и их обижают, их пугают и убивают. И во мне просыпается остервенелая ненависть от собственного бессилия. Я никак не могу его защитить, никак. И это вводит в отчаяние.
И случись это в Москве, я бы реагировала по-другому, я уверена. Потому что в Москве часто что-то случается, это столица, это входит в какие-то столичные бедствия, страшные, но более ожидаемые что ли. А тут - под дых.
Не трогайте мой город, мрази. Только не Питер.

01:28 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:08 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:54 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:18 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
08:12 

Первое утро в любимом городе.

Here we are with your obsession.
Итак, Питер.
Шла на поезд с чувством, что теперь все наконец-то наладится, пусть и на 3 дня. В поезде шумят школьники, 11 класс, и спать невозможно совершенно, но я вдруг включила подзабытых снайперов и растворилась в чувстве ожидания встречи с городом. И звезды из поезда казались ярче, чем обычно.
Рассвет застал меня в 4 утра с криками школьников, но я была даже не раздражена особо - Питер был все ближе, и тоска по нему усиливалась с каждым оставленным позади километром рельс.
И вот он - мой город. С ослепительной улыбкой встречал меня мой Питер, нежно лаская меня лучами утреннего солнца по щекам.
И восторг нарастал с каждым моим шагом по вокзалу, я ускорялась, и под конец почти бежала через зал ожидания сквозь двери с надписью "выхода нет", бежала в объятия моего нежного любовника.
И вот я ворвалась в питерское утро, повторяя, как мантру, и почти срываясь на крик, слова "Питер, я люблю тебя! Люблю! Люблю, Питер! Люблю!"

Сложно дописывать собственные черновики, знаете. Настроение уже другое, восприятие меняется быстро.
Поэтому я оставлю эту запись и назову ее "первое утро в любимом городе".

23:19 

Here we are with your obsession.
Живу очень аккуратно конец этой недели.
После срыва во вторник перепугалась серьезно так. Решила, что надо как-то осторожнее.
Пока получается. Правда, эмоции очень поверхностные, такие, заторможенные. Наверное, от этого и писать сюда особо не выходит.
Питер подлечит еще. Будет хорошо.

00:55 

Here we are with your obsession.
Не пишется у меня ничего.
Вроде куча всего происходит, а писать просто ничего не хочется.

01:00 

Here we are with your obsession.
Сегодня пришлось испытать свой инстинкт самосохранения на прочность.
Просто это было так
Внезапно
Но до меня несколько секунд доходило, что происходит.
Спускаюсь я сегодня на кольцевую киевскую вечером. Спокойно, медленно, вхожу в холл, где платформы, делаю буквально шаг и вдруг чувствую, что мне будто что-то попало в глаз. Адски щипит, тут же начинают течь слезы. Я начинаю пытаться вытащить хрень из глаза, и понимаю, что нос тоже течет. И второй глаз щипит. И дышать тяжелее стало, горло дерет. До меня доходит осознание, что это газ, потому что люди тоже начинают тереть глаза и закрывать носоглотку платками. И тут меня срывает, я резко поворачиваюсь к выходу и бегу, и там уже некоторая группа людей, которых становится больше, тоже с бешеной скоростью бегут на выход. А с той киевской 2 эскалатора, мать их, длиннющих эскалатора.
Вброс адреналина, я пулей на каблуках взлетаю по первому эскалатору, на втором люди стоят, лью воду на подол платья, прижимаю ко рту, голова немного кружится, непонятно - от стресса или от газа.
Выбегаю на улицу, сажусь на бетонный столбик. Руки трясутся, я хватаю ртом воздух, люди продолжают выбегать из метро и жадно глотать воздух.
Я почти начала плакать, я почти позвонила Алене, чтобы попросить ее говорить. Я почти сорвалась на это. До сих пор в экстренных ситуациях первая мысль - позвонить Алене. Не знаю, на подкорке мозга засело как ключ к спасению.
Но потом я осмотрелась, поняла, что я жива, что я дышу, что у меня ничего не болит. Что вокруг много воздуха. Позвонила папе, он меня еще немного подуспокоил, сказал, что это слезоточивый газ, должно быть, кто-то разбил баллончик.
В новостях ничего нет, значит, просто случайность.
Я впервые за долгое время прочувствовала силу вброса адреналина. Удивительная штука. Я за секунд 40, максимум минуту бегом вверх преодолела два длиннющих эскалатора, а потом даже не умирала от отдышки.
В общем, живучая я, господа. В очередной раз погладила сама себя по голове и убедилась, что я не теряюсь и не впадаю в ступор, когда надо быстро что-то делать, выживу, короче.

Hurricane

главная