• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:12 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:25 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:21 

Here we are with your obsession.
Говорят, я успокоилась.
Я и сама это чувствую. Все душевные стенания остались в рамках творчества, разве что, но больше никак меня не тревожат в жизни.
Потому что у меня великолепный мужчина. Не идеальный, слава богу. Я начала, кстати, вредничать иногда и подстебывать его, чтобы он уже успокоился с поисками во мне подвоха (ну и потому что я люблю иногда быть вредной). Это весело - я его стебу (нежно), а он меня скручивает и начинает щипать за задницу и щекотать. Я даже иногда борюсь с ним, вполне серьезно, он ржет и поддается сначала, а потом заваливает меня на лопатки, ударяет легонько и коротко ладошкой по щеке (как мне нравится, когда он так делает!) и целует.

Учит меня обращаться с интровертами. Мы можем сидеть в одной комнате, он за компом общается с народом или в героев играет, я книжки читаю. Помню, с Аленой так не получалось. А сейчас как-то спокойно - я раз в полчаса подхожу к нему обниматься, мы валяемся минут 20 на кровати, общаемся и снова разбегаемся по углам - но это если он болеет или просто устал. Когда он хорошо себя чувствует и не разваливается на куски, мы вместе смотрим фильмы и общаемся часами. Я ему показываю всякие фотки и видео, он мне тоже. Третья неделя подходит к концу, и скоро я перестану считать.
Забавно, кстати, такие совпадения. Он называет меня чудовищем - ласково, любя, но чудовищем, как когда-то называла меня Алена. И Лизаветой, именно в этой форме.
А еще мы начали встречаться 21 числа. Как с Аленой когда-то, тоже 21. Только с Аленой в последний месяц осени, а с Лешим в последний месяц весны.
Он не ревнует меня к девушкам, он дает мне много личной свободы, ревнует только к мужчинам, да и то - я не даю поводов для ревности, хоть топла моих бывших вдруг решила, что я им очень нужна, но Леший знает все от и до, и потому не волнуется. "Гулять с друзьями - пожалуйста, девушки - пожалуйста, путешествия - пожалуйста! Только я буду очень скучать, ты знаешь. И звони мне по вечерам, чтобы я знал, что с тобой все в порядке. А будешь редко ко мне приезжать - за ногу к потолку подвешу!"
И главное, что у меня нет желания все делать только с ним, быть постоянно с ним, да и вообще ограничивать свою жизнь его жизнью. Все-таки год наедине с собой дал очень хорошие результаты, и потому мне хорошо без него (но с ним, конечно, лучше). И друзья не обижаются, и на себя время есть, и его внимание я получаю вполне достаточно для себя (хотя иногда можно было бы чуточку побольше, но это исправимо).
Все хорошо, в общем. Очень.

03:03 

Here we are with your obsession.
Кусок чего-то. 29.05 16:16


Промокли туфли цвета алой крови,
И сносит крышу вихрь острых розг.


Кладбище стройных деревьев,
Альтруистически подставивших ветви ветру
В жажде насытиться стихией
И загородить собой беззащитных людей.
Почувствуй приближение конца света -
Торжество безумия дорвавшегося к власти ветра
И
Майского неба, наконец свершившего переворот во времени, расставившего на места иерархию весенне-летних погод.

19:55 

Here we are with your obsession.
Леший. Его зовут Леший, или просто Витя - но он не любит, когда его называют по имени. И я больше не боюсь говорить вслух.
Он любит лес, он говорит с лесом. А лес любит его и кутает в свои хвойные тени.
Зеленоглазый, русоволосый и совсем русский - от слова Русь, именно так он себя несёт. Добрый христианский маг, как бы странно христианство и эзотерика ни сочетались, он выбрал себе призвание - помогать людям. Он не занимается чёрной магией, потому что считает правильной только сторону света. Правильным он также считает меня встречать каждый раз, когда я иду к нему домой, забирать у меня тяжёлую сумку с книжками, правильным считает заботиться обо мне и защищать всеми возможными ему способами, и потому я часто слышу фразу "если ты хочешь, я сотру каждого, кто тебя обидел, в пыль. Ну а если мне не позволят принципы, это сделает другой человек."
Он кутает меня в свой большой халат и открывает окно нараспашку, потому что ему всегда и везде жарко. Он никогда не болеет, и мне болеть не даёт - лечит моментально.
И каждый день он повторяет мне "ты лучшее, что со мной случалось как минимум за последние несколько лет, если не за всю жизнь."
И я счастлива. Это действительно так - счастлива, влюблена до дрожи и немого восхищения, а он спокойно смотрит и прижимает к себе крепко. Будит ласками каждое утро и целует сонную в животик, а потом в губы - на прощание.
Вчера отдал ключи от своей квартиры.
И я больше не боюсь, что всего полторы недели - я абсолютно в нем уверена. Я ему верю.
Я больше не бегу, не сбегаю, не скалюсь и не пытаюсь вырваться из отношений. Я дала ему свою руку и стала его, сама, по собственному желанию. И сейчас я чувствую себя свободнее, чем раньше - я наконец перестала контролировать каждую эмоцию, я ныряю и не боюсь распороть лоб о подводные камни.
Все.

00:16 

Here we are with your obsession.
Влюбилась. Снова. Теперь, кажется, серьёзно.
Начали отношения. Боюсь его проебать по дурости своей.
Пожалуйста, пусть все будет хорошо, пожалуйста!

(не сатана, эра Сатаны окончена)

Ни слова больше.

00:34 

Here we are with your obsession.
В таком я забавном состоянии.
Агрессивно-сексуальном.
В этом состоянии я начинаю кадрить людей из азарта и совершенно не могу остановиться.
Мне интересно за собой наблюдать, потому что я в первый раз это именно замечаю так явно. У меня появляется какая-то тонна энергии, я начинаю ласкаться, стрелять глазами, пошлить и поднимать правую бровь, начинать притягивать за талию и дышать в губы, улыбаюсь уголком губ.
Как итог - закадрила почти сорокалетнего мужика из магазинчика и заставила краснеть и смущаться трех девушек.
Волшебная сила вискаря, блять.

10:22 

Here we are with your obsession.
проснувшись сегодня утром, я в первую очередь подумала о том, что это несправедливо - заставлять умирать от голода людей, которым нужно сдавать анализ крови. то есть их уже и так чем-то обделили, раз им туда надо, а еще и есть с утра нельзя, даже чашки кофе выпить.
впрочем, все прошло как нельзя быстро - последние два дня российская медицина отчего-то начала работать как по часам, и уже в 9 утра я имела удовольствие вернуться домой и обнаружить в баночке для кофе лишь жалкие остатки, которых едва ли хватило на одну полноценную чашку, если не придираться к крепости. холодильник тоже был пуст, а желудок настойчиво урчал, и я вдруг вспомнила, что всегда в таких ситуациях можно сварить себе яйца.
это напомнило мне Швецию. не потому, что в Швеции нечего есть, а потому, что там на завтраки в числе прочих блюд Шведского столе подавали вареные яйца. На самом деле, яйца в принципе часто подают по утрам в Европе, не только в Швеции, просто вспомнилась почему-то именно Швеция.
Там было очень мокрое и серое утро. В традициях наших семейных путешествий мы вставали не позже 9 утра, шли на завтрак, а потом отправлялись на какую-нибудь экскурсию. Было как раз начало ноября, хотя снега еще не было. На душе было очень сонно, уютно и спокойно, без признаков депрессивных настроений, было хорошо - на улице царила серость, и я была частью этой серости, в хорошем смысле.
Кстати, сейчас я припоминаю подобные ощущения и в Финляндии,и в Чехии, и даже в Китае (хотя в Китае это длилось ровно до тех пор, пока я не встречала рожи своих одноклассников).
Я очень люблю этот первый момент, когда ты выходишь из теплого помещения, где ты находился в течение ночи, на улицу. Так зябко, жмешься, сжимая стаканчик кофе, пытаешься поглубже забраться в шарф и спрятаться от туманной дымки. Пальцы мерзнут, натягиваешь капюшон и идешь в сторону нужного тебе места, будь то магазин или заправка, если ты выходишь из автобуса, станция метро или какой-нибудь музей, если ты ночевал номере какой-нибудь гостиницы, или это может быть очередной туристический автобус до небольшого Шведского городка, или папина машина. И ты точно знаешь, что день будет насыщенным - абсолютно точно, сегодня ты увидишь то, чего не видел до этого. Но сильнее всего греет не это. Греет единение с серым осенним утром, тогда, когда ты немного привыкаешь к погоде и перестаешь дрожать от сырости, вдруг становится так хорошо! Может, организм аккумулирует больше нежности и тепла именно тогда, когда на улице серо-бело и совсем неприветливо, может, это просто мои особенности восприятия мира. Но в тот момент, когда я поставила вариться яйца и взглянула в окно, это чувство наполнило меня снова.
И я снова подумала о том, что в моей голове уже есть несколько томов книги, которую я никогда не сяду и не напишу, но у которой есть целые почти готовые отрывки.

Кстати, пора кушать яйца.

02:51 

Here we are with your obsession.
- Я совсем забыл тебе отдать кое-что. Я кое-что приберег для тебя.
- Что же?
...
- Небо Петербурга.

***
Так нечестно. Я рыдаю.

22:19 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:00 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:54 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:18 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
08:12 

Первое утро в любимом городе.

Here we are with your obsession.
Итак, Питер.
Шла на поезд с чувством, что теперь все наконец-то наладится, пусть и на 3 дня. В поезде шумят школьники, 11 класс, и спать невозможно совершенно, но я вдруг включила подзабытых снайперов и растворилась в чувстве ожидания встречи с городом. И звезды из поезда казались ярче, чем обычно.
Рассвет застал меня в 4 утра с криками школьников, но я была даже не раздражена особо - Питер был все ближе, и тоска по нему усиливалась с каждым оставленным позади километром рельс.
И вот он - мой город. С ослепительной улыбкой встречал меня мой Питер, нежно лаская меня лучами утреннего солнца по щекам.
И восторг нарастал с каждым моим шагом по вокзалу, я ускорялась, и под конец почти бежала через зал ожидания сквозь двери с надписью "выхода нет", бежала в объятия моего нежного любовника.
И вот я ворвалась в питерское утро, повторяя, как мантру, и почти срываясь на крик, слова "Питер, я люблю тебя! Люблю! Люблю, Питер! Люблю!"

Сложно дописывать собственные черновики, знаете. Настроение уже другое, восприятие меняется быстро.
Поэтому я оставлю эту запись и назову ее "первое утро в любимом городе".

23:19 

Here we are with your obsession.
Живу очень аккуратно конец этой недели.
После срыва во вторник перепугалась серьезно так. Решила, что надо как-то осторожнее.
Пока получается. Правда, эмоции очень поверхностные, такие, заторможенные. Наверное, от этого и писать сюда особо не выходит.
Питер подлечит еще. Будет хорошо.

00:55 

Here we are with your obsession.
Не пишется у меня ничего.
Вроде куча всего происходит, а писать просто ничего не хочется.

01:00 

Here we are with your obsession.
Сегодня пришлось испытать свой инстинкт самосохранения на прочность.
Просто это было так
Внезапно
Но до меня несколько секунд доходило, что происходит.
Спускаюсь я сегодня на кольцевую киевскую вечером. Спокойно, медленно, вхожу в холл, где платформы, делаю буквально шаг и вдруг чувствую, что мне будто что-то попало в глаз. Адски щипит, тут же начинают течь слезы. Я начинаю пытаться вытащить хрень из глаза, и понимаю, что нос тоже течет. И второй глаз щипит. И дышать тяжелее стало, горло дерет. До меня доходит осознание, что это газ, потому что люди тоже начинают тереть глаза и закрывать носоглотку платками. И тут меня срывает, я резко поворачиваюсь к выходу и бегу, и там уже некоторая группа людей, которых становится больше, тоже с бешеной скоростью бегут на выход. А с той киевской 2 эскалатора, мать их, длиннющих эскалатора.
Вброс адреналина, я пулей на каблуках взлетаю по первому эскалатору, на втором люди стоят, лью воду на подол платья, прижимаю ко рту, голова немного кружится, непонятно - от стресса или от газа.
Выбегаю на улицу, сажусь на бетонный столбик. Руки трясутся, я хватаю ртом воздух, люди продолжают выбегать из метро и жадно глотать воздух.
Я почти начала плакать, я почти позвонила Алене, чтобы попросить ее говорить. Я почти сорвалась на это. До сих пор в экстренных ситуациях первая мысль - позвонить Алене. Не знаю, на подкорке мозга засело как ключ к спасению.
Но потом я осмотрелась, поняла, что я жива, что я дышу, что у меня ничего не болит. Что вокруг много воздуха. Позвонила папе, он меня еще немного подуспокоил, сказал, что это слезоточивый газ, должно быть, кто-то разбил баллончик.
В новостях ничего нет, значит, просто случайность.
Я впервые за долгое время прочувствовала силу вброса адреналина. Удивительная штука. Я за секунд 40, максимум минуту бегом вверх преодолела два длиннющих эскалатора, а потом даже не умирала от отдышки.
В общем, живучая я, господа. В очередной раз погладила сама себя по голове и убедилась, что я не теряюсь и не впадаю в ступор, когда надо быстро что-то делать, выживу, короче.

04:04 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:00 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:03 

lock Доступ к записи ограничен

Here we are with your obsession.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Hurricane

главная