• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:55 

Here we are with your obsession.
Леший. Его зовут Леший, или просто Витя - но он не любит, когда его называют по имени. И я больше не боюсь говорить вслух.
Он любит лес, он говорит с лесом. А лес любит его и кутает в свои хвойные тени.
Зеленоглазый, русоволосый и совсем русский - от слова Русь, именно так он себя несёт. Добрый христианский маг, как бы странно христианство и эзотерика ни сочетались, он выбрал себе призвание - помогать людям. Он не занимается чёрной магией, потому что считает правильной только сторону света. Правильным он также считает меня встречать каждый раз, когда я иду к нему домой, забирать у меня тяжёлую сумку с книжками, правильным считает заботиться обо мне и защищать всеми возможными ему способами, и потому я часто слышу фразу "если ты хочешь, я сотру каждого, кто тебя обидел, в пыль. Ну а если мне не позволят принципы, это сделает другой человек."
Он кутает меня в свой большой халат и открывает окно нараспашку, потому что ему всегда и везде жарко. Он никогда не болеет, и мне болеть не даёт - лечит моментально.
И каждый день он повторяет мне "ты лучшее, что со мной случалось как минимум за последние несколько лет, если не за всю жизнь."
И я счастлива. Это действительно так - счастлива, влюблена до дрожи и немого восхищения, а он спокойно смотрит и прижимает к себе крепко. Будит ласками каждое утро и целует сонную в животик, а потом в губы - на прощание.
Вчера отдал ключи от своей квартиры.
И я больше не боюсь, что всего полторы недели - я абсолютно в нем уверена. Я ему верю.
Я больше не бегу, не сбегаю, не скалюсь и не пытаюсь вырваться из отношений. Я дала ему свою руку и стала его, сама, по собственному желанию. И сейчас я чувствую себя свободнее, чем раньше - я наконец перестала контролировать каждую эмоцию, я ныряю и не боюсь распороть лоб о подводные камни.
Все.

00:16 

Here we are with your obsession.
Влюбилась. Снова. Теперь, кажется, серьёзно.
Начали отношения. Боюсь его проебать по дурости своей.
Пожалуйста, пусть все будет хорошо, пожалуйста!

(не сатана, эра Сатаны окончена)

Ни слова больше.

00:34 

Here we are with your obsession.
В таком я забавном состоянии.
Агрессивно-сексуальном.
В этом состоянии я начинаю кадрить людей из азарта и совершенно не могу остановиться.
Мне интересно за собой наблюдать, потому что я в первый раз это именно замечаю так явно. У меня появляется какая-то тонна энергии, я начинаю ласкаться, стрелять глазами, пошлить и поднимать правую бровь, начинать притягивать за талию и дышать в губы, улыбаюсь уголком губ.
Как итог - закадрила почти сорокалетнего мужика из магазинчика и заставила краснеть и смущаться трех девушек.
Волшебная сила вискаря, блять.

02:51 

Here we are with your obsession.
- Я совсем забыл тебе отдать кое-что. Я кое-что приберег для тебя.
- Что же?
...
- Небо Петербурга.

***
Так нечестно. Я рыдаю.

08:12 

Первое утро в любимом городе.

Here we are with your obsession.
Итак, Питер.
Шла на поезд с чувством, что теперь все наконец-то наладится, пусть и на 3 дня. В поезде шумят школьники, 11 класс, и спать невозможно совершенно, но я вдруг включила подзабытых снайперов и растворилась в чувстве ожидания встречи с городом. И звезды из поезда казались ярче, чем обычно.
Рассвет застал меня в 4 утра с криками школьников, но я была даже не раздражена особо - Питер был все ближе, и тоска по нему усиливалась с каждым оставленным позади километром рельс.
И вот он - мой город. С ослепительной улыбкой встречал меня мой Питер, нежно лаская меня лучами утреннего солнца по щекам.
И восторг нарастал с каждым моим шагом по вокзалу, я ускорялась, и под конец почти бежала через зал ожидания сквозь двери с надписью "выхода нет", бежала в объятия моего нежного любовника.
И вот я ворвалась в питерское утро, повторяя, как мантру, и почти срываясь на крик, слова "Питер, я люблю тебя! Люблю! Люблю, Питер! Люблю!"

Сложно дописывать собственные черновики, знаете. Настроение уже другое, восприятие меняется быстро.
Поэтому я оставлю эту запись и назову ее "первое утро в любимом городе".

23:50 

Here we are with your obsession.
Поняла, что я,кажется, устала от секса ради секса.
Уже отработанные схемы, это же так просто - соблазнять.
Не хочу больше.
Я хочу кому-то принадлежать. Или просто человека на уровне свободных отношений. Но одного.
Просто пока ни один человек не был мне достаточно интересен. Не мое, не мое, все не мое. Не цепляет.
Как с Аленой так просто все получилось? В плане влюбиться, вот так раз - и зацепиться. И не разочароваться потом в своей влюбленности.

23:19 

Here we are with your obsession.
Живу очень аккуратно конец этой недели.
После срыва во вторник перепугалась серьезно так. Решила, что надо как-то осторожнее.
Пока получается. Правда, эмоции очень поверхностные, такие, заторможенные. Наверное, от этого и писать сюда особо не выходит.
Питер подлечит еще. Будет хорошо.

00:55 

Here we are with your obsession.
Не пишется у меня ничего.
Вроде куча всего происходит, а писать просто ничего не хочется.

01:00 

Here we are with your obsession.
Сегодня пришлось испытать свой инстинкт самосохранения на прочность.
Просто это было так
Внезапно
Но до меня несколько секунд доходило, что происходит.
Спускаюсь я сегодня на кольцевую киевскую вечером. Спокойно, медленно, вхожу в холл, где платформы, делаю буквально шаг и вдруг чувствую, что мне будто что-то попало в глаз. Адски щипит, тут же начинают течь слезы. Я начинаю пытаться вытащить хрень из глаза, и понимаю, что нос тоже течет. И второй глаз щипит. И дышать тяжелее стало, горло дерет. До меня доходит осознание, что это газ, потому что люди тоже начинают тереть глаза и закрывать носоглотку платками. И тут меня срывает, я резко поворачиваюсь к выходу и бегу, и там уже некоторая группа людей, которых становится больше, тоже с бешеной скоростью бегут на выход. А с той киевской 2 эскалатора, мать их, длиннющих эскалатора.
Вброс адреналина, я пулей на каблуках взлетаю по первому эскалатору, на втором люди стоят, лью воду на подол платья, прижимаю ко рту, голова немного кружится, непонятно - от стресса или от газа.
Выбегаю на улицу, сажусь на бетонный столбик. Руки трясутся, я хватаю ртом воздух, люди продолжают выбегать из метро и жадно глотать воздух.
Я почти начала плакать, я почти позвонила Алене, чтобы попросить ее говорить. Я почти сорвалась на это. До сих пор в экстренных ситуациях первая мысль - позвонить Алене. Не знаю, на подкорке мозга засело как ключ к спасению.
Но потом я осмотрелась, поняла, что я жива, что я дышу, что у меня ничего не болит. Что вокруг много воздуха. Позвонила папе, он меня еще немного подуспокоил, сказал, что это слезоточивый газ, должно быть, кто-то разбил баллончик.
В новостях ничего нет, значит, просто случайность.
Я впервые за долгое время прочувствовала силу вброса адреналина. Удивительная штука. Я за секунд 40, максимум минуту бегом вверх преодолела два длиннющих эскалатора, а потом даже не умирала от отдышки.
В общем, живучая я, господа. В очередной раз погладила сама себя по голове и убедилась, что я не теряюсь и не впадаю в ступор, когда надо быстро что-то делать, выживу, короче.

20:23 

Here we are with your obsession.
Кайфовая весна выходит. Прямо супер.
Подпитываю свою воздушность и лёгкость стихами и музыкой. Надела вот платье свое с последнего звонка, так мне в нем хорошо!
Улыбаюсь много.
Ночь у Ульяны с Кириллом такая чудесная была, соскучилась по моим котикам.
Я вообще сейчас очень нежная, спокойная и готовая этим кутать людей. Так что если вам нужно нежности - пишите, скорая нежная помощь приедет.)

20:41 

Here we are with your obsession.
Ты пошёл войной на мой безумно дивный чудный город.

Я все ещё не могу оправиться от новости о взрыве в питерском метро. До сих пор слезы наворачиваются.
И дело не в людях, как бы негуманно это ни звучало. Ну, в них тоже, точнее, но скорее второстепенно.
Первостепенно - это страх за мой любимый город. Знаете, как будто кто-то пришёл и начал рушить моё святое место. Моё неприкосновенное, интимное, родное. Самое глубинное, любимое, я ведь говорила, что Питер я воспринимаю как нечто одушевленное, как любовника, как часть себя. Это какая-то ненормальная любовь к городу.
И на моих глазах моему любимому городу делают больно, разрушают его часть, его пелену застывшего спокойствия, забвения, которое я так люблю. И люди - это прежде всего дети этого города, и их обижают, их пугают и убивают. И во мне просыпается остервенелая ненависть от собственного бессилия. Я никак не могу его защитить, никак. И это вводит в отчаяние.
И случись это в Москве, я бы реагировала по-другому, я уверена. Потому что в Москве часто что-то случается, это столица, это входит в какие-то столичные бедствия, страшные, но более ожидаемые что ли. А тут - под дых.
Не трогайте мой город, мрази. Только не Питер.

00:00 

Here we are with your obsession.
Въезжала в Москву и поняла, что соскучилась. Такой легкий трепет вдруг пронесся в груди. Такого еще не случалось.
Поймала себя на мысли, что соскучилась по Алене. Удивилась. Снова вдруг начала накатывать грусть и ностальгия со словами "мы же были когда-то счастливы", но я быстро все это отогнала, знаю, что все это зря потраченные нервы.
Поняла, что я очень разная в Москве и в путешествиях. В путешествиях я не такая капризная, меньше крашусь, одеваюсь проще и больше думаю не о том, как я выгляжу, а о том, что я вижу. Я могу даже без душа потерпеть пару суток, если очень нужно. Меньше говорю, больше смотрю и думаю. Не парюсь о запахах костра/сигарет/бензина, легко пачкаюсь и вообще проще к жизни отношусь. И песок в кедах - это окей. И одежду не так часто меняю. Я немножко дикая в путешествиях.
А сейчас вот вернулась в город, и уже распланировала себе чуть ли не всю неделю, и посмотрела, что надену, что брать с собой и во сколько вставать. Красная помада по мне соскучилась, я знаю. Все-таки мне важно, чтобы было, куда возвращаться. И пусть я не очень часто бываю дома, я бы даже сказала изредка появляюсь, но все-таки есть мой угол с диваном и фотками, а еще балкон и лестница, где я курю по ночам, ну и кухня, пожалуй, куда мне хочется приткнуться, заземлиться, перевести дух. В общем, я рада, что вернулась, хотя уже сейчас сердце скрипит по морю и горам.

17:58 

Here we are with your obsession.
Волей случая вернулась к своей музыке 2013 года. Переосмысливаю песни, которые слушала в 16. Марсы вот, например. У Лето, оказывается, песни, над которыми прям задумываешься. Та же песня Hurricane, в честь которой я когда-то назвала этот дневник.

No matter how many deaths that I die I will never forget
No matter how many lives that I live, I will never regret
There is a fire inside of this heart
And a riot about to explode into flames
Where is your God? Where is your God? Where is your God?
***
Tell me would you kill to save a life?
Tell me would you kill to prove you're right?
Crash, crash, burn, let it all burn
This hurricane's chasing us all underground

Помню, как мы шли с Ульяной с Максидрома в июне 2013, тогда как раз марсы приезжали, шли в толпе и пели песни марсов хором. Так хорошо это помню, так здорово было. И пусть был адски жаркий день, и мы стояли в толпе около 7 часов, и все кеды были в месиве из грязи, я была счастлива.

Мама говорит, что от меня нет никакой отдачи. А я так привыкла быть сама по себе, жить одна, вне какой-то постоянной компании, день ото дня ночевать в разных местах, что неделя с семьей, с одними и теми же людьми в одном узком пространстве - это сложно. Чем старше я становлюсь, тем сложнее найти человека, с которым я буду уживаться в одном помещении на протяжении долгого времени.
Вообще если в целом описать поездку - было хорошо. Пик совершенства был в пятницу, когда я просто на несколько часов умотала в город на поиски маяка. Маяки нашла, несколько, но тот, к которому хотела, оказался слишком далеко, а мне еще надо было обратно возвращаться, так что пришлось это отложить до неопределенного будущего. Впрочем, я ничего не потеряла - оказалась на безлюдном пляже наедине с морем и чайками. Как было хорошо! Одна женщина, появившаяся вдруг на этом пляже, рассказала мне, что там, где чайки - там дельфины. Они часто приплывают к самому берегу и блещут своими серебряными спинами. Все это звучало как красивая сказка, пока в метрах 15 от берега я не увидела одного. Может, померещилось, но я даже вскрикнула от восторга. И залитое закатным солнцем море, и крик чаек, и совсем, совсем никого вокруг! Сидела бы там часами. Но позвонила мама, сказала возвращаться. А ехать обратно около часа на велике на нормальной скорости.
Решила обратно пешком пройтись вдоль побережья до ближайшего съезда на набережную. В итоге наткнулась на узенькую горную речку около полуметра глубиной, но на велике никак не переехать. Подумала-подумала, сняла кеды и пошла вброд. Такой восторг! Вода ледяная, правда. Но я потом втопила в сторону родителей на велике, так что согрелась. Иногда я думаю, что было бы круто жить между горами и морем. Но сочи как город меня не радует. Все-таки пока Москва самая идеальная для рабочего настроя и ежедневной жизни.
В это путешествие я набралась картинок для снов и погружения в сон.
Ну и на лыжи подсела еще крепче, конечно. Горы там такие, что дух захватывает. Несешься с максимально возможной для твоих ног скоростью и сердце в горле стучит, а вокруг скалы, и трассы такие узкие-узкие! В такие моменты хочется жить сильнее, чем где бы то ни было.
А вечера какие чудные были! Игорь разбавлял мое общение с семьей, поил пивом изредка и рассказывал о буднях сноубордиста-фрирайдера. Очень приятный мальчик, хорошо с ним было у камина сидеть допоздна. Кстати, первый в моей жизни учитель физкультуры по образованию, с которым мне интересно разговаривать. Я бы даже с ним в Москве встретилась, но это посмотрим, я не уверена, что до этого дойдет, если честно. Это скорее типичное курортное знакомство (в этот раз даже без поцелуев!), которое на курорте же и заканчивается.
Очень много всего в Москве меня ждет. С Олей надо разобраться, ибо все настолько непонятно и подвешено, что я все еще думаю, стоит с ней что-то делать или нет. То есть она-то вроде да, но как-то энтузиазма не вижу. Да и сама не знаю, что я испытываю к ней. Потому что ну девочка с диким ветром в башке, бывшей, с которой она катится в Казань в апреле, плюс парочка девочек, с которыми она спит регулярно. Хер знает, надо ли оно мне это.
К Сереже в Химки смотаться тоже надо, хочу нежности и секса. Я знаю, что он скучает. Мой милый мальчик.
Плюс надо еще друзей перевидать. Прям горит-горит, я соскучилась.
Ну и учеба, само собой. До-ху-я учебы.
В общем, отдохнула я просто от души. Это вот все, что я сейчас написала - это дай бог 1/5 впечатлений. Но уже хоть что-то обозримое)

12:15 

Here we are with your obsession.
Какая-то я токсичная.
Вчера разболелась в дороге, до сих пор пытаюсь прийти в себя. Пока не понятно, насколько все это серьезно, но вчера вечером было 38.4, есть до сих пор не решаюсь нормально.
Я будто в легком бреду постоянном пребываю.
Пальцы двигаются с трудом, организм скашивает в сон, хотя я проспала за последние сутки около 12 часов.
Пытаюсь справиться с раздражением ко всему, что меня окружает. От семьи очень устала. От маминого ворчания и упреков, от катиного чрезмерного внимания ко всему, что я делаю. Передоз.
Видимо, пока я физически в себя не приду, не смогу переварить путешествие. Потому что сейчас только понимание, что лучше ничего в таком состоянии не переваривать, свои же воспоминания испорчу.
Завтра в универ, я просто пиздец. Курсач должна была сдать 27 числа. Так вот, я еще даже не садилась.

00:14 

Here we are with your obsession.
Упилась-напилась
Сегодня покорила розу пик - 2300 на уровнем моря.
Очень вымоталась за день. В восторге от гор, прямо дух захватывает. Сложно что-то об этом сказать - на это надо смотреть.
Такое солнце сегодня чудное было!
А вечером шашлык и стол всяких вкусностей для всего нашего гостевого дома - хозяйка осетинка решила собрать всех, чтобы отпраздновать конец горнолыжного сезона. Мальчик Игорь прекрасен, глаза у него совершенно чудные.
Оля пишет. Говорит, что ее надо забирать, ибо она влюбчивая до ужаса.
Очень сложно писать и вообще существовать где-то, помимо этого горного ущелья, в котором находится красная поляна.
Не хочу ни о чем думать больше.
Если честно, писать настроения нет никакого. Я снова очень сильно хочу спать.
Время смотреть сны.

00:50 

Here we are with your obsession.
Пишу все в основном на бумаге.
В целом - катаемся много, я в восторге от трасс, каждый день выматываюсь так, что валюсь с ног и засыпаю в 12 спокойно.
В горах нахожусь в постоянном трансе, пытаюсь сбежать от людей подальше и побольше проводить время в одиночестве. Пока получается с трудом, ибо родители всегда рядом.

22:16 

Here we are with your obsession.
Сегодня, пока ехала в машине, вспомнила, что в детстве имела привычку описывать свои путешествия по дням. И не то чтобы я тогда умела описывать что-то интересно, чтобы было читать не скучно, но все же местами что-то годное вытащить из этих записок можно.
В общем, я решила возобновить традицию как минимум потому, что потом, когда я буду печатать фотки, я не буду помнить, что в какой день происходило. Я не определилась, буду я писать это здесь или в своей записной книжке. В этом случае я скорее склоняюсь бумаге, так что при возможности буду писать туда. Но если будет совсем неудобно писать на бумаге, буду писать сюда.
Сегодня я сам себе и небо, и луна. 14 часов в дороге, транзитом Москва-Краснодар. Оказалась сегодня в абсолютно американской забегаловке, если бы не русская курица с ананасом и рисом, то был бы комплит. Очень люблю дорогу. Очень. Я много и лениво думаю, ничто меня не отвлекает. Мне кайфово.
Сейчас мы как ежики в тумане. Мосты появляются над головой настолько внезапно, что я пугаюсь. 100 км до Краснодара.
А в Краснодаре меня ждет Сэт с бутылкой пива. Обещала приехать на пару часов к моей гостинице. Ночные бдители будем.

23:43 

Here we are with your obsession.
Моя инопланетянка
Смотрит в упор
Будто немного мне в укор,
Что я с этой планеты.
Горит уголек сигареты,
И я своими пьяными зрачками
Пытаюсь выдать какой-то успокаивающий итог,
Пока я чувствую между нами ток,
Как проводник, кричащий о моей к ней любви голосами
Непрочитанных строк.
Я слишком бухая, чтобы печатать.
Я не знаю, как умудряюсь не плакать,
Когда слушаю ее речи
О вечном одиночестве и встрече,
Которой не суждено сбыться.
Она - особого полета птица,
Закинутая в этот мир случайно,
А я пытаюсь отчаянно
Помочь ей приспособиться к этой жизни,
Она слушает вдумчиво мои мысли
И кивает головой,
Зная,
Что я, каждый день за нее умирая,
Все же не удержу ее живой.

23:20 

Here we are with your obsession.
Аккордами бьет весна
По струнам моей любви,
Пальцы втопляя в рояль.
Я сегодня гуляла на
Улице, где фонари
Кутают светом в шаль.
Тепло.
Внешней музыке назло
Мальчик внутренно терзает фортепиано.
Его щуплое тело
Раскачивается в такт умело,
Ударяя по клавишам рьяно.
Приглушенный свет.
Меркнет все, кроме музыки вальса.
Я прошу еще, он в ответ
Улыбается и разминает пальцы.
Играет менуэт.
Кофе пахнет. В голове возникла картина,
Как кисейная барышня в кринолинах
Танцует с гусаром, говорящим ей на ухо, что неплохо разбирается в винах,
Приглашает ее отужинать завтра в вечер,
Она краснеет и, опираясь на его плечи,
Выписывает несложный пируэт,
Вздымает горячую грудь, наклоняет голову вбок
(как она чувственна и молода!)
И одними губами произносит "да".
Романтика шьет мою жизнь нитками поперёк,
Помогая срастись полученным некогда ранам.
Мальчик вдруг возникает рядом,
Достает из кармана колоду карт,
Смотрит мне смело прямо в глаза
И легким движением рук
Превращает в моей ладони четверку пик в червонного туза,
Я смеюсь, как ребёнок, он повторяет трюк,
Общий гомон насквозь разрывает звук
Кофемолки за барной стойкой.
Мальчик тянет мне задуманную мной шестерку,
Говорит, теперь поиграем в гипноз,
Я щелкну пальцами, а ты почувствуешь запах волос
Любимой женщины. Только
Опусти веки ровно настолько,
Чтоб очутиться в полной темноте.
Видишь лестицу - внизу та,
Чье имя - твоя слабость и красота,
Кого по ночам зовешь, засыпая на левой щеке,
Беги к ней, вожмись самым сердцем ей в грудь,
Захлебнись в ней так, чтобы утонуть,
Но успей пока лестница не оборвется.
Я бегу, что есть мочи, и мне остается
Четыре ступени. Но тут
Щелк! И лестницы нет, меня не ждут.


Напротив густые мальчишеские зрачки
Беспокойно уперлись в мое лицо.
Я хочу закричать,
Он считает до десяти.
Говорит, вот и фокус - в горсти
Твой уставший от рыка язык.
Не сможешь и слова произнести.
Назови мне свое имя.
Я пытаюсь выдавить из себя
Слово, связками скребя,
Но выходит только стон.
Он смотрит спокойно, почти любя,
Щелкает пальцами громко у плеча,
Возвращает мой голос, вынимая в замен из меня
Восхищенный тон.
Утирает мне слезы нежно,
Превращая небрежно
Мою измученную четверку пик
В нового туза червей.
Чародей.
Обещал, что будет мою грусть
Топить в чтении стихов наизусть
И карточных фокусах
Пусть.

00:39 

Here we are with your obsession.
Мои ноги держат груз осиротевшего тела,
Икры напряжены до предела,
А пальцы не чувствуют сигарету
И тепло переполненного троллейбуса.
Полная девушка смотрит на себя в окно,
Себе в глаза, как в кино.
Хотя разочарована давно
В своём пустом безрадостном существовании,
Она наверняка надеется, что случится мужчина, чье в любви признание
Переплюнет пушкинскую Татьяну.
По весне я иду отчаянно пьяный,
Топчу плитку столицы уверенным каблуком,
Кошки-женщины в мыслях,
А дома - бутылка виски,
И хоть я виски всегда предпочту ром,
Я приду, выпью залпом стакан,
В голове вечно молод, на деле - вечно пьян,
Открою тетрадь, начертаю своим пером
В виде черной гелевой ручки
Очередной свой недостишок,
Слабо оцененный редкой публикой,
Повергнутой в шок
Моим целым сердцем, некогда стертым в порошок,
Залеченным пивом в кафе "республика".
Вот моя станция.
Сегодня снова кочую -
На матрасе с видом на небо ночую.
Здесь меня поят черным кофе
И кормят самой вкусной курицей.
Здесь меня греют объятиями и показывают фильмы кустурицы,
А по ночам выводят гулять на улицу,
Чтоб дойти до набережной и нырнуть в московский рассвет,
Здесь меня любят и ждут,
А любимая моя, кстати, нет,
Впрочем, просит меня любить ее безответно и звонить иногда,
Особенно, если случится беда,
Чтобы она приехала и помогла.
Но я молчу, со всем справляюсь сама,
Веду себя с мужчинами уверенно и властно.
Здесь дадут вдохновение и сигарет,
А ещё подушку и водки, чтобы спалось сладко,
Чтоб писала стихи и не грустила часто.

Hurricane

главная